Сказка Славного Ивана      
Вадим Воробьёв 

ДЕТСКИЕ СТИХИ И ПРОЗА АННЫ ХРАМОВОЙ


© Анна Храмова, 2015

 

Наташка

 

Рыжие косички, на лице веснушки,

Розовые щёчки, маленькие ушки,

Платьице в горошек, по зеркальным лужам

Бегает девчонка, ей никто не нужен!

   

Жарким летним утром хочется  прохлады,

Ветер всё окутал цветочным ароматом.

Брызги разлетаются, хоровод кружат,

Как стрекозы белые на окне горят.

   

Васильки, ромашки - давние подружки -

Обсуждают дождик, сидя у избушки.

Хочется Наташке бегать допоздна,

Распустить косички, ленты в небеса!

 

Одурманил воздух, наступил рассвет,

Полететь бы в небо, да вот крыльев нет…

 

 

Вечер

 

Вечер. Играют угли в камине,

Чай с лимоном, немного ванили,

Миндальный пирог, открытая книжка,

Где-то шуршит одинокая мышка.

 

Рыжая кошка с большими ушами

Ходит по кругу на швейцарском диване,

Ей, наверное, тоже не спится?

А вдруг ей кошмар какой-нибудь снится?

 

Как поймала её рыбка в речке

И кормила килограммами гречки...

Как она была балериной,

Танцевала в Большом, костюме павлина!

И это ещё начало! Но Маруся уже замурчала…

 

Потухла свеча, закрылась книжка,

Перестала шуршать под пологом мышка.

Ночь  наступила, всё застыло кругом,

Маруся спит на диване клубком…

 

 

Весёлая семейка

 

В восемнадцатом домишке

На Весенней улице

Жили озорные мышки

С мамочкою умницей.

В домике тепло, светло,

Окна расписные,

Старое висит пальто,

Стульчики кривые.

Время близится к ночи,

Свет кругом включили.

Мышки дружно спать легли,

Но вдруг они вскочили!!!

«Самый умный - это я!

Все на свете знаю, -

Крикнул Умка, не шутя, -

Целый день читаю!»

«Самый – это я, -

Прокричал Силач, -

Ведь характер у меня

Твёрдый, как калач!»

«Самый толстый - это я, -

Пропищал Дружок, -

Съел у кошки суп вчера,

Сегодня - пирожок».

Расшумелись, раскричались

Мышки озорные,

Папу Толю среди ночи

Мышки разбудили…

Папа грозно произнес:

«Ну-ка спать, детишки,

Вы не взрослые мышата,

Вы маленькие мышки».

 

 

    Жанна

 

     Дзынь-дзынь, прозвенел будильник.  Утро  Жанны Киасса  началось, как обычно, закутавшись в тёплое пуховое одеяло и надев  тапочки с плюшевыми оленями,  она быстрыми шагами пошла на кухню, где  в одиночестве лежали  вчерашний салат  и недочитанный детектив с  каплями от сливочного мороженого на шестой странице. Жанна, молодой экономист, чувствующий в душе, что это не то, чего она хотела, и желающая хоть как-то изменить свою жизнь, целые вечера проводила  за  чтением детективов и просмотром фильмов ужасов.  И перед сном ей часто казалось, что её преследует ожившая фарфоровая кукла или где-то за углом  поджидает серийный убийца в маске клоуна… 

       Но сегодня ни один из плодов её воображения не поджидал и не напугал Жанну.  Она готовилась к собеседованию на должность учителя экономики в какой-то частной  школе, где обещали высокую зарплату.  Ей было важно начать работать и заплатить за комнату, которую она снимала.  И уже  в семь утра она бодро повторяла перед  зеркалом  заученную речь.  Одетая в синюю шифоновую блузку с бирюзовыми  пуговицами и чёрную  юбку, Жанна долго подбирала  туфли и не заметила,  как  стрелки часов показали полдевятого, а в девять её встретят в знакомом университете, где она «потеряла», как ей казалось, пять лет своей жизни. На улице был сентябрь, и, накинув на плечи болотного цвета пальто, она, суетливо перебирая в кармане мелочь, побежала на остановку…

       В университете её встретил профессор факультета Альфред  Иванович Нубийский, мужчина лет шестидесяти, с плотным телосложением,  носивший жилетку крупной вязки с сиреневой рубашкой и тёмно-фиолетовым галстуком, всё это интересным образом сочеталось  с его тонкими ярко-рыжими волосами. 

       «Жанна, пойдём, нас ждут», - глухо произнёс Нубийский,  и Жанна послушно последовала за преподавателем.  «Вот это – Жанна Киасса, про которую мы разговаривали неделю назад, она, думаю, с радостью согласиться поработать  в вашей школе», - немножко радостнее произнёс Альфред Иванович. Собеседником его оказалась женщина с бледно-синеватой  кожей и большими глазами, на губах её отблёскивала красная помада, иногда казалось,  что это – алые капли крови, которые вот-вот скатятся на чёрное, безжизненное платье.  Жанне от этого зрелища стало не по себе, и  заученная речь улетучилась куда-то.

       «Здравствуйте! Мне бы хотелось узнать про свой график работы, и  где находится ваша школа?» - невнятно спросила Жанна. 

       «Наша школа находится в посёлке Фера, график будет для вас наиболее удобным», - без особых эмоций произнесла женщина с кровавыми губами.  «Фера?»  - смутилась Жанна и направила свой взгляд на Альфреда Ивановича.  Ей показалось, что Нубийский сам на минуту засомневался в его существовании, но с дрожащей твёрдостью в голосе произнёс «Тебе нечего волноваться, это – охраняемый элитный посёлок, и я не удивляюсь, что он тебе неизвестен!». Вдруг в комнату вошёл парень в чёрном плаще, такой же бледный, как женщина,  которая так и не представилась. «Кира, за нами подъехали, пора», - прошептал парень и обратил свой взгляд на Жанну.  Она  немного смутилась и опустила глаза в пол.  Кира убедительно произнесла: «Жанна, иди за Робертом, я подойду через пять минут, и ни о чём не спрашивай…» Жанна последовала за парнем, думая о том, что с ней происходит, и ей почему-то жутко хотелось домой к своему одеялу и тапочкам. Оглянувшись назад, она заметила, что Кира отдаёт бумажный свёрток профессору и очень красноречиво за что-то благодарит. Выйдя на улицу из душной комнаты, Жанна вдохнула полной грудью прохладу осеннего ветра, и на душе стало как-то по-домашнему спокойно. Перед  университетом стояла чёрная тонированная иномарка.  И Роберт, открыв дверь, попросил сесть, через пять минут подошла Кира.

       Машина тронулась, и наступило жуткое молчание.  Мрачность обстановки сводила Жанну с ума, мысли перемешивались  в этот момент: «Да, это как в детективах, да и причём тут детективы, разве не может быть людей, которые любят чёрный цвет и безжизненную обстановку, да и солнце в этом году почти не появлялось, может быть, у них проблемы с кожей и им нельзя загорать, а навигатор поместье не показывает из-за того, что оно, может, недавно построено», - успокаивала себя Киасса.  Увидев смятение в глазах Жанны, Кира предложила  ей воды в какой-то странной ёмкости,  что-то вроде маленькой фляжки с металлическим скорпионом на горлышке, и попросила выпить,  успокоиться. Сделав глоток, она почувствовала, как по телу пронеслась жаркая волна и наступило расслабление,  ноги и руки стали ватными, в глазах всё стало расплываться и превращаться в какую-то массу, наступил сон…

       «Ай, фу, что это?», - произнесла  в пустоту Жанна, вытирая с лица непонятные капли какой-то слизи, похожей на желе недельной давности. Изображение не было ещё чётким, но было понятно, что перед её лицом сидит белый  бульдог и языком усердно размазывает свои слюни по её заспанному лицу. «Престань, хватит!», - прилетело в сторону пса, и бульдог, спрыгнув с кровати, опрокинул обиженный взгляд в сторону Жанны, направился к двери. Встав с постели, Киасса обнаружила себя в комнате, полной старинной, роскошной мебели, было душно, и глазами она искала окна, но ничего не было. «Где я нахожусь? Это не похоже на кабинет учителя, и где же ученики?» - растерянно произнесла Жанна, но никто не ответил, только какой-то странный холод повеял со стороны двери.

       Тяжёлая дверь удивляла своими размерами, такие – бывают только в замках, но никак не в школах, подумала про себя Жанна, и, открыв дверь, она оказалась в коридоре, в котором стоял невозможный запах чего-то испорченного. Руки у рта сдерживали рвотные  рефлексы.  Вокруг было темно,  пространство давило на психику Жанны. Пока мысли  водили в голове хоровод, она споткнулась и упала всем телом на что-то мягкое и скользкое, в сознании пронеслось – скорее найти свет и посмотреть, что течет по её рукам со столь омерзительным запахом,  и  Жанна, вскочив, побежала прямо по коридору, который никак не заканчивался.  Увидев вдалеке свет, она устремилась к нему!

       «О боже, что это?» - громко сказала Жанна, приглядевшись в полутьме, она увидела, что она вся в крови...  Жанна впала в оцепенение, ужас окутал её, снежный ком в горле не давал ничего сказать, только в глазах отражался весь страх происходящего. «Что случилось? Это всего лишь кровь,» - улыбаясь, произнёс чей-то голос. Это была Кира с приветливым, добрым взглядом. «Кира – это вы!? Помогите! Пожалуйста! Что здесь происходит!? Выведите меня отсюда!» - истерично произносила Жанна, впившись скользкими руками в плечи Киры.   «Конечно, пойдём со мной, я знаю, где выход», - спокойно сказала Кира. Немного спокойствия почувствовала Киасса, но как оказалось ненадолго…

      «Мы нашли её повелитель!», - строго произнесла Кира, обратившая свой взгляд на бесформенную фигуру, сидящую в центре зала. Через пару минут всё озарилось ярким светом. Обернувшись назад,  Жанна увидела какие-то неясные тени и очертания.  Голова закружилась, всё смешалось,  превратилось в какую-то массу, всё события переплелись как ветви деревьев, хотелось бежать, но сил не было, Жанна почувствовала себя героиней  фильма ужаса, в котором она была загнанным кроликом, жертвой.

       «Я рад, очень рад, что мы нашли тебя!», - с особой радостью произнёс мужчина, сидевший в центре зала. Через секунду он в чёрном плаще с закрытым лицом оказался возле Жанны и пристально рассматривал её.  Длинные ногти на костлявых, сморщенных руках касались её лица,  губ, вьющихся волос. « Какое милое личико, она, безусловно, то, что мы искали,  она последний  потомок полувампира-получеловека! Триста лет назад, её дед был… ладно… довольно… Роберт, сын, займись ей! ». « Для чего я подхожу? Отпустите меня! Я никому не скажу!» - дрожащим голосом взмолилась Жанна.  «Конечно, не скажешь, никто из тех тоже ничего не сказал, и ты не скажешь,» - засмеялся повелитель, и все дружным смехом поддержали его.  «Хватит! Роберт, в подвал её,  ровно в двенадцать мы совершим то, чего мы ждали столько времени, с твоей кровью мы приготовим эликсир бессмертья!» - слова звучали особенно громко в пустом зале и впивались, как иглы, в кожу. « Нееет! Отпустите! Спасите!» - задыхаясь, кричала Жанна, пытаясь вырваться из рук схватившего её  Роберта. «Хватит кричать, тебя никто не услышит, ты выполнишь своё предназначение, наш род  будет благодарен тебе», - тихо произнёс Роберт.  Пытаясь вырваться, Жанна потеряла всю надежду освободиться, дверь подвала  медленно закрылась, и вслед за дверью закрылась единственная возможность выбраться на свободу…

      Мысли о  предстоящей смерти заполняли её. Подвал  был пропитан гнилью и сыростью, в темноте удалось  рассмотреть блестящий предмет.  Это был маленький перочинный ножик, столько радости Жанна не испытывала никогда, появилась  надежда выбраться! Она спрятала нож под уже высохшую блузку и ждала, когда придут за ней.  Дверь отворилась, и Жанна исполнительно последовала за Робертом.  В центре зала, в мантиях стояли повелитель и Кира, они с особым наслаждением произносили заклинание и мешали рукой что-то в золотой чаше. «Жанна,  подойди ко мне!», - сухо сказала Кира. Она медленно подошла и заметила в отражении золотой чаши вознёсшийся над ней нож повелителя. Собравшись с духом, Жанна развернулась и, достав свой нож, ткнула им в сердце повелителя, чёрная кровь тонкой струйкой полилась в чашу. Весь зал осветился солнечным светом, тьма рассеялась.

       «Неееет! Я буду жить вечно!», - кричал повелитель  и  его руки начали таять, как свеча. «Мерзкая тварь!», - последнее, что сказала Кира, превращаясь в пепел вместе с Робертом…

        Два месяца спустя….

      Дзынь-дзынь, прозвенел будильник. Утро Жанны началось с похода в книжную лавку, где,  перебирая новые книги, она увидела чёрную маленькую книжку  «Местечко Фера - вампиры в нашем время»,  и,  смеясь, отодвинула её на задние ряды полки…


Гостевая книга::Карта моего сайта
2001 - 2005 г. г. Сказка Славного Ивана
статистика посещений
купить Apple iPad D>
ВебСтолица.РУ: создай свой бесплатный сайт!  | Пожаловаться  
Движок: Amiro CMS